Кластерный анализ политического отчуждения


Развитие политической культуры либеральной полити­ческой демократии возможно лишь при достижении опреде­ленного уровня жизненных стандартов общества.

Речь идет прежде всего о безопасности жизненных стандартов общества от экономических потрясений кратко - и долгосрочного характера (доля населения, отнесенного к находящемуся за чертой бедности, уровень инфляции, темп


роста цен на основные группы товаров широкого потребле­ния, уровень занятости трудовых ресурсов и др.).

Корреляционный анализ показывает, что демографиче­ские признаки - возраст, пол, образование - в качестве само­стоятельных «переменных» статистически не значимы, т. е. не оказывают существенного влияния на формирование по­литических установок населения.

Социально-профессиональная принадлежность и от­расль занятости также не играют существенной роли, что обусловлено общим низким уровнем семейных бюджетов большинства опрошенных, независимо от их профессии и вида занятости.

В действительности ключевыми «переменными» явля­ются представления респондентов об уровне защищенности их и их семей от экономических потрясений, проявлений преступности и административного произвола местных вла­стей. Эти «переменные» тесно связаны между собой и обра­зуют относительно устойчивый кластер - «синдром» коллек­тивного сознания, который в настоящее время определяет политические установки и ориентации населения Российской Федерации.

Политическая культура обладает как минимум тремя взаимосвязанными сторонами, единство которых придает ей некоторую устойчивую определенность, или, говоря иначе, уникальность. К ним относятся:

• характер понимания политических действий;

• характер поведения в политической сфере;

• характер приверженности определенным политиче­ским идеалам.

В периоды проведения крупномасштабных реформ для демократических режимов необходимо, чтобы население понимало цели и смысл экономической политики государст­ва, - так достигается общественное согласие. В этом смысле от коллективного сознания требуется некоторый уровень ра­ционализма.

Для авторитарных режимов это требование необяза­тельно, поскольку вся экономическая политика зависит от воли «фюрера» и опирается на угрозу применения насилия. Здесь необходимым элементом коллективных представлений является иррационализм.

В плутократических режимах акцент делается на мани­пуляции общественным сознанием, поэтому коллективное сознание характеризует, употребляя терминологию киберне­тики, фактор неведения (ignorance factor).

Анализ результатов исследования политической куль­туры населения Российской Федерации показывает, что цели и смысл экономической политики государства в течение по­следних двух лет для большинства населения (85% респон­дентов) были в той или иной мере непонятны. В конкретных профессиональных группах населения данная характеристи­ка может несколько менять свое значение.

Такие профессиональные группы, как работники бан­ков и предприниматели, в сравнительном плане характери­зуются несколько более высоким уровнем представлений о том, что они полностью понимают эти цели и смысл (хотя и здесь дело обстоит не лучшим образом). Менее всего понят­ны цели и смысл экономической политики государства рабо­чим промышленности, пенсионерам и временно не работаю­щим гражданам.

Аналогичные характеристики присущи пониманию на­селением Российской Федерации целей и смысла социальной политики государства, связанной с условиями и уровнем жизни населения.

Непонимание цели и смысла экономической политики государства большинством населения может быть обуслов­лено различными причинами - общеобразовательными, ин­формационными и т. п., но в качестве устойчивой характери­стики массового сознания оно представляет собой элемент отчуждения между основными социальными группами и го­сударственной властью. Иначе говоря, привычные реакции

граждан на действия власти и непонимание ими политики государства связаны между собой и образуют подобие замк­нутого круга.

Как показывает опрос, большинство населения (70%), которое со всей очевидностью не поддерживает эту полити­ку, обычно вынуждено либо приспосабливаться к ее послед­ствиям, либо старается держаться в стороне. Вынужденный конформизм и уклонение - наиболее распространенные типы отношения населения Российской Федерации к действиям властей. Такие альтернативы, как безусловная поддержка, или, напротив, противодействие, сегодня не находят большо­го числа сторонников. На вопрос «Как вы реагируете в по­вседневной жизни на действия властей?» были получены следующие ответы:

Ответы

Частоты

Проценты

Обычно одобряю, поддерживаю

214

10,7

Обычно вынужден приспосабливаться

820

41,0

Стараюсь держаться от властей в стороне

578

28,9

С неприязнью, когда возможно, противо

действую им

130

6,5

Затрудняюсь ответить

258

12,9

Всего

2000

100,0

С внешней стороны такое состояние может быть вос­принято как согласие, хотя бы и молчаливое, но это ошибоч­ное представление. Между уклонением и фактором «непо­нимания» существует сильная корреляция. Другими словами, те, кто обычно вынужден приспосабливаться или держаться от властей в стороне, в большинстве своем считают, что цели и смысл экономической и социальной политики государства им непонятны. В то же время группа «одобрения и поддерж­ки», представляющая меньшинство респондентов (10,7%), демонстрирует высокую уверенность в том, что им такие це­ли и смысл понятны.

С другой стороны, преобладающие типы реакции насе­ления на действия властей тесно увязаны с оценкой населе­нием своих реальных возможностей (или, точнее, невозмож­ностей) влиять на положение дел и поведение властей через узаконенные демократические институты и процедуры, на­пример, через участие в выборах различных органов власти. Если большинство граждан, которым непонятны цели и смысл экономической и социальной политики и которые вы­нуждены приспосабливаться или уклоняться от действий властей, полагают, что такое участие не предоставляет им существенной возможности влиять на власти, то отчуждение приобретает системные черты.

Обобщая, можно сказать, что кластер отчуждения скла­дывается из следующих факторов:

• непонимание экономической и социальной полити­ки властей;

• невозможность влиять на политику властей через узаконенные демократические процессы;

• «вынужденное приспособление» и «уклонение» как доминирующие типы политической активности.

Проще говоря, оценка населением Российской Федера­ции курса экономических реформ зависит, прежде всего, от уровня отчуждения основных социальных групп от власти, в то время как все другие характеристики играют здесь второ­степенную роль.

Естественным будет предположение о том, что высокий уровень отчуждения определяет низкий уровень регулярного участия в законных формах политической активности - пар­тиях, организациях и т. д. На вопрос о том, как респонденты участвуют в деятельности политических партий, были полу­чены следующие ответы:

Участие в деятельности политической партии

Частоты

Проценты

Регулярно участвую

29

1,5

Эпизодически участвую

89

4,5

Не участвую

1882

94,1

Всего

2000

100,0

Как следует из распределения ответов, регулярное уча­стие граждан Российской Федерации в деятельности полити­ческих партий находится на крайне низком уровне, что ха­рактеризует и другие виды узаконенной политической дея­тельности.

Идеологические ориентации населения в сравнитель­ной перспективе довольно противоречивы. Социализм в сравнении с капитализмом по-прежнему более привлекате­лен, а интернационализм доминирует над национализмом. При этом демократия вызывает гораздо больше положитель­ных ассоциаций по сравнению с диктатурой.

Однако под этой одномерной картиной кроются более глубокие и устойчивые характеристики или группировки коллективного политического сознания. Парадоксальным образом в этом коллективном сознании капитализм ассоции­руется с диктатурой и национализмом, а социализм - с демо­кратией, что демонстрирует диаграмма кластерного анализа идеологических ориентаций населения РФ.

В то же самое время коллективное политическое созна­ние респондентов фрагментировано, т. е. характеризуется не­симметричным расколом одновременно по всем наиболее важным идеологическим ориентирам, что отражает диаграм­ма кластерного анализа.


На основании этих данных можно нарисовать полити­ческий портрет преобладающего типа «Homo politicus». Это человек, которому непонятна экономическая и социальная политика властей, и который в своей повседневной жизни вынужден либо приспосабливаться, либо уклоняться от дей­ствий этих властей. К тому же он убежден, что участие в по­литической деятельности не дает реальной возможности вли­ять на власти и положение дел. Наконец, он не принимает никакого регулярного участия в каких-либо узаконенных формах политической активности (партии, организации и т. п.). В общей массе населения этот доминирующий тип со­ставляет примерно 70%. Противоположный тип - «актор», которому понятна экономическая и социальная политика власти, который одобряет и поддерживают действия этой власти, при этом убежден, что участие в политической дея­тельности дает реальную возможность влиять на положение дел, и принимает регулярное участие в узаконенных формах политической активности, статистически незначим.



[1] Мангейм Дж. Б., Рич Р. К. Политология. Методы исследования: Пер. с англ. / Предисл. А. К. Соколова. - М.: Весь Мир, 1997. - С. 498).

[2] Weber М. Wirtschaft und Gesellschaft.-Tübingen, 1921.-S.28.

[3] Дюркгейм Э. Метод социологии // Социология. Ее предмет, метод, пред­назначение. — М.: Канон, 1995. - С. 36.

[4] Вебер М. О некоторых категориях понимающей социологии II Вебер М. Исследования по методологии науки. Ч. II. - М.: ИНИОН, 1980. - С. 191.

[5] Weber М. Wirtschaft und Gesellschaft. - Tübingen, 1921.-S. 12.

[6] См.: Дарендорф P. Тропы из утопии. - M.: Праксис, 2002. - C. 430.

[7] Саати Т. Принятие решений: метод анализа иерархий. - С. 13.

[8] Замятина Н. Ю. Модели политического пространства // Полис, 1999. - №4.-С. 31.

[9] http: // www. icbnet. org

[10] http://eugenesoftware. org/

[11] Lincoln P Bloomfield and Allen Moulton, Managing International Conflict: From Theory to Policy. - N. Y.: St. Martin's Press, 1997.


Пред. статья След. статья